Информация
 
 
 
Образование

Коллапсирующие звезды

Коллапсирующие звезды и престарелые животные не нуждаются в неожиданных посторонних импульсах для того, чтобы умереть. Считать иначе - значит уподобляться первобытному человеку, который не признавал естественной смерти и всегда искал посторонних виновников врагов, которые "навели порчу". Применительно к обществу: уже не раз отмечалось, что частота преобразования общества и культуры не совпадает с частотой крупных перемен в природе - прежде общественные трансформации были гораздо реже природных, потом стали гораздо чаще тех.

Самодовольное насквозь консервативное общество, озабоченное лишь тем, чтобы не нарушить заветов предков, и могущее отступить от традиции лишь под воздействием соседей или природных катаклизмов, - такое общество, вероятно, можно встретить в закоулках истории, но есть ли это норма первобытного общества, как утверждает Бинфорд, или это аномалия? На сей вопрос мог бы ответить анализ случаев длительной изоляции в практически неизменной среде: Австралия, Япония, Океания.

Чем меньше изолят, тем уже база для выбора новаторов, скуднее ресурсы нововведений, соответственно застойнее общество. Но полной остановки нет нигде. Кажется, никто не отрицает, что в ходе эволюции естественным отбором был заложен в обезьян "исследовательский инстинкт". Почему же нельзя ожидать, что в человеке эволюционный процесс развил логическое продолжение этого инстинкта - внутреннюю потребность в улучшении условий жизни, тягу к поискам лучшего, к усовершенствованиям и открытиям, даже просто - к обновлению?

Не найдутся ли механизмы, обеспечивающие реализацию таких тенденций в самом устройстве общества - даже первобытного? Если исходить из того, что первичный источник всякого существенного преобразования системы всегда находится вне этой системы, то надо было бы признать, что последовательный ряд таких преобразований системы не имеет внутренней логики, ибо внешние толчки для самой системы неожиданны и случайны.

Это значило бы, что законов развития системы от стадии к стадии, законов преобразования системы - нет. Что есть лишь законы функционирования системы в пределах стадии и законы ее реагирования на внешние стимулы. Между тем внимание Бинфорда к культурному процессу в связи с задачей выявления законов внушало впечатление, что Бинфорд видит в смене культур закономерный процесс, со своими внутренними законами, подлежащими выявлению.

Либо это впечатление обманчиво, либо в системе взглядов Л. Бинфорда (а это тоже система!) есть внутреннее противоречие, и остается посмотреть, побудит ли оно систему к дальнейшему развитию и преобразованию или это окажется невозможным без воздействия со стороны - в виде критики. Возможно ли снятие этих противоречий внутри данной системы, без ее логики или эти противоречия означают такой кризис системы, который преодолеть можно лишь переходом от этой системы к другой более новой, чем "новая археология"?
Читать статью

Интуитивистская археологическая методика

Серия работ Дэвида Кларка 1962-1967 гг. по классификации кубков показывает его разочарование в интуитивистской археологической методике. Кларк обращается к опыту неопозитивистских течений в биологии и географии ("аналитическая биология" и "новая география").

В 1963-1967 гг. он, по предложению Г. Кларка, читает в Кембридже курс лекций по теории и методам археологии, в котором использует работы Бинфорда и его учеников. Третий период можно было бы назвать классическим. Он начинается с 1968 г. - года бинфордианских сборников и монографии Д. Кларка. Этим "прорывом", по выражению Лиона (Leone 1972: 11) НА прочно утвердилась в науке как особая школа и захватила инициативу в борьбе.

Основным противником Бинфордом в это время остается Борд. Против Кларка консервативно настроенные англичане разворачивают яростную кампанию в основном на страницах "Антиквити" (редактор Глин Дэниел). Именно в этот период обозначались расхождения и в самой НА. Одно расхождение показал выход книги Кларка (1968 г.), другое - статьи Флэннери (Flannery 1968). За "прорывом" последовала небольшая передышка, но это лишь в печатной продукции.

В последующие годы труды этих симпозиумов выходили в виде сборников; задержался лишь выход докладов в Санта Фе. Зато в систему сборников органично вписались антология Лиона и том статей Бинфорда. С этой организационной активностью, этой популярностью и этими успехами весьма контрастирует судьба международного симпозиума по теории и методам традиционной археологии, прошедшего в 1968 г. во Флагстафе (США).

Труды этого симпозиума (подготовлены к печати Р. Эрихом) не удалось издать до сих пор и, вероятно, уже не удастся; частые ссылки участников на свои статьи в этом "будущем" сборнике повисли в воздухе. Наметившееся размежевание течений внутри НА в этом периоде распознано, признано и декларировано (Leone 1972: 9; Flannery 1973). В этот период в мощном потоке прикладных исследований стали появляться и капитальные конкретно-монографические труды, выполненные по принципам НА, - книги Ренфру (1972 г.) и Плога (1974 г.).

Это значит, что НА обзавелась собственной конкретно-исследовательской классикой, приобрела солидность и нормативность - правильность парадигмы. Как следовало ожидать для такого этапа, у НА появилась и собственная "экзегетика" (Leone 1972: 10) -литература истолковательская, популяторизаторская и учебная (например, Watson а. о. 1971; Woodall 1972; Wilson 1974). Конец этого периода только различим, однако он, вероятно, близок или уже наступил.

Об этом говорят симптомы кризиса школы, отмеченные ее адептами-обеспокоенность большим количеством работ низкосортных, бесплодных, хотя и следующих модернизаторской моде; пугающее падение популярности модернизаторских задач среди молодежи; попытки отхода некоторых активистов. Само обращение видных "новых археологов" к идеям "второй кибернетики" также явилось результатом неудовлетворенности исходными принципами учения Бинфорда. Пока это все только отдельные симптомы назревающего кризиса.
Читать статью

Объяснительная гипотеза

Нет надобности детально перелагать и критически анализировать представления авторов о научной истине, по этой проблеме они ничего не добавляют к идеям упомянутых выше и других подобных философов, взгляды которых подвергались критическому анализу в советской философской литературе.

Советскому археологу видны идеалистические упрощения в высказываниях типа: "Ученые не ищут абсолютной достоверности" (Waton а. о. 1971: 4); "законы ... суть просто утверждения, описывающие с наибольшей вероятностью регулярности реального мира" (Ibid.); "Теоретики процесса исходят из того, что "истина" - это всего лишь наилучшая на сегодня гипотеза, и что любое их сегодняшнее представление окажется ошибочным либо еще при их жизни, либо потом" (Ibid., 22, по К.Флэннери); "теории не разрушаются фактами, они вытесняются новыми теориями" (Ibid., 23, по Дж. Стюарду).

Сводить "общие законы" (General Laws) к "законоподобным обобщениям" (Law-like Generalizations) побуждает авторов та же философская тенденция (ср. Копнин 1973: 245-254). Структура "общих законов" (если А, то В при условии С), механизм проверки (testing) гипотез (дедуцирование ожиданий - test implications и сверка их с независимыми и разнородными фактами), критерии подтверждения (confirmation), соотношение дедукции и индукции, слабость "узко индуктивистской установки" - все это хотя и является простым переложением учебников логики науки, но не является излишним, поскольку большей частью археологи, надо признать, таковых учебников не читают и наивно убеждены в достаточности "здравого смысла".

На практике эта принципиальная ошибка Бинфорда и его сторонников ведет к отрицанию роли миграций, к нежеланию замечать конкретные миграции, к тенденции подменять внешние факторы, воздействующие на население страны, факторами территориально (но лишь территориально, а не системно) внутренними (экологическими, демографическими и т.п.).

Ведь последние всегда есть в наличии, и уже одно это дает повод "процессуалистам" заранее, сходу отбрасывать миграционные версии объяснения археологических фактов. Процессуалисты могут "обойтись" без миграций. Но ведь жизнь без миграций не обходилась. Между тем случайные по отношению к развитию тех или иных обществ и культур факторы зачастую оказывались решающими в судьбе этих обществ и культур и должны учитываться как таковые в объяснении. Натиска гуннов и монголов не выдержали не только разложившиеся, обреченные цивилизации, но и вполне здоровые, прогрессировавшие культуры.

Ведь не станут же "процессуалисты", возрождая известный тезис Гегеля, утверждать, что все культуры Евразии, павшие под ударами кочевников, заслуживали такой участи, только потому, что они пали! Выше уже отмечалось, что во многом "процессуалисты" следуют за "стадиалистами" (сторонниками "теории стадиальности") и сам Бинфорд признавал кое в чем это родство, называя в качестве предшественника "процессуалистов" П. Н. Третьякова. Что ж. именно П. Н. Третьякову принадлежит лапидарная фраза: "Случайностей в истории культуры не бывает" (Третьяков 1962:262).
Объяснительная гипотеза
 
 
 
 
  •